don_bass_99 (don_bass_99) wrote,
don_bass_99
don_bass_99

От «Славнефти» до газовых тарифов: пять «войн» между Минском и Москвой

Оригинал взят у p0piks в От «Славнефти» до газовых тарифов: пять «войн» между Минском и Москвой
Forbes

Путин и Лукашенко урегулировали нефтегазовый спор двух стран, который продолжался с начала 2016 года. Cледующий конфликт не за горами?

Беспошлинные поставки российской нефти в Белоруссию увеличатся с 13 апреля только в том случае, если Минск доплатит за поставленный газ, заявил вице-премьер Аркадий Дворкович (его слова передает РИА «Новости»). Ранее заместитель главы белорусского правительства Владимир Семашко сообщил, что Минск договорился с Москвой о возобновлении ежегодных поставок нефти в объеме 24 миллиона тонн до 2024 года включительно не позднее 13 апреля.

В понедельник президенты России и Белоруссии Владимир Путин и Александр Лукашенко договорились о том, как будет урегулирован нефтегазовый спор двух стран, который длится с начала 2016 года. Минск считал цену на российский газ несправедливой и в одностороннем порядке стал платить меньше. Россия, в свою очередь, заявила о снижении беспошлинных поставок нефти в Белоруссию. В Москве связали это как с недоплатой за газ, так и с недопоставками нефтепродуктов в Россию.

Начиная с середины «нулевых» и года не проходит, чтобы между Москвой и Минском не разразился очередной экономический конфликт, а то и настоящая торговая «война». Почему между Россией и Белоруссией, формально входящими в состав единого союзного государства постоянно «искрит»?

Ответов много. Вот один из них: с некоторого времени (говоря точнее, с момента возобновления геополитической напряженности c Западом) экономические вопросы в отношениях с Белоруссией оказались теснейшим образом переплетены с внешнеполитическими. А внешняя (она же гео-) политика для сегодняшнего российского руководства ключевой приоритет.

Сложно представить, какие аргументы мог бы использовать Александр Лукашенко (или его представители) торгуясь по цене на газ с ельцинским окружением, тем же Александром Волошиными или Валентином Юмашевым. А вот что говорит и (о чем красноречиво молчит) Лукашенко в ходе «торговли» с Владимиром Путиным — совершенно очевидно. Про НАТО, военное сотрудничество, реинтеграцию постсоветского пространства, позиции Лукашенко по Украине и так далее.

Итог: если в конфликте вокруг «Славнефти», разразившемся на заре правления Владимира Путина мнение белорусского президента было проигнорировано, то сегодня у Александра Лукашенко в экономических вопросах, затрагивающих российско-белорусские отношения, есть «золотая акция» и право голоса. Как глава Белоруссии ими пользуется — в галерее Forbes.


Битва за «Славнефть»

Компания «Славнефть» зарегистрирована в 1994 году как совместное российско-белорусское предприятие. Акционерами «Славнефти» выступили Госкомимущество России с первоначальной долей в уставном капитале 86,3% и Мингосимущество Республики Беларусь (7,2%). Вкладом белорусской стороны был Мозырский НПЗ, российской — НПЗ в Ярославле, а так же ряд добывающих предприятий.

С 2000 года возглавлял компанию предприниматель Михаил Гуцериев. К 2002 в практическую плоскость встал вопрос приватизации «Славнефти». Интерес к компании проявляли «Сибнефть» Романа Абрамовича и Тюменская нефтяная компания (ТНК), принадлежавшая «Альфа-Групп» Михаила Фридмана и «Ренове» Виктора Вексельберга.

Надеясь остаться у руля компании и после приватизации, Михаил Гуцериев вступил в конфликт с людьми «Альфы». Его апогей пришелся на лето 2002 года, когда Гуцериев с бойцами ОМОНа и сотрудниками частных служб безопасности штурмовал центральный офис «Славнефти» на Пятницкой. Штаб-квартира компании несколько раз переходил из рук в руки. Но в итоге осталась за ставленниками ТНК.

Получив операционный контроль над компанией, ТНК и «Сибнефть» победили на приватизационном конкурсе по «Славнефти» и разделили активы компании между собой.

Александр Лукашенко в конфликте поддерживал Михаил Гуцериева, рассчитывая через него оказывать влияние на компанию. Однако на тот момент действенных рычагов влияние на Кремль у президента Белоруссии не оказалось. Белорусская доля была также приватизирована.

Война за трубу

Одним из ключевых в современной истории отношений Москвы и Минска стал вопрос использования газотранспортной системы Белоруссии. Газовые трубопроводы, проходящие по территории Белоруссии обеспечивают поставки топлива в Польшу и Калининградскую область. Через Белоруссию прокачивается около 30% экспортных поставок российского газа в Европу. Поставки идут по газопроводу «Ямал-Европа» и системе газопроводов компании «Белтрансгаз».

«Ямал-Европа» находился под контролем «Газпрома» с момента завершения строительства «трубы« в 2006 году. А начиная с 2007 году «Газпром», рассчитывая обеспечить безопасность поставок газа через Белоруссию, методично увеличивал размер своего пакета и в «Белтрансгазе». К 2010 году российская газовая монополия поэтапно выкупила 50% акций белорусского предприятия.

Дальнейшее увеличение доли вызвало ожесточенного сопротивление белорусских властей. Финальная схватка произошла летом 2010 года «Газпром» на 60% сократил поставки газа в Беларуссию, в ответ Минск заявила о приостановке транзита энергоносителей из России в Европу. Александр Лукашенко заявил о готовности отдать контроль над «Белтрансгазом» «Газпрому» в обмен на поставку газа в республику по внутрироссийским ценам. Москва от такого варианта отказалась.

В ходе переговоров стороны смогли добиться компромисса. «Газпром» стал единственным собственником 100% акций «Белтрансгаза», а Минск добился снижения тарифов на газ. Если в 2011 году газ в Белоруссию поставлялся по цене $244 за 1000 куб. метров, то на 2012 – 2014 годы цена была снижена до $165,6 за 1000 куб. метров.

Калийный конфликт

«Беларуськалий» — один из крупнейших производителей удобрений в мире, ключевое предприятие республики и один из крупнейших источник валютной выручки для страны.

С 2005 года и до 2013 года Беларуськалием управляла Белорусская калийная компания (БКК) созданная на паритетных началах российским «Уралкалием» и «Беларуськалием». Консорциум представлял собой единый экспортный канал российского и белорусского производителя, контролировал 40% мирового рынка калийных удобрений.

Однако со временем доля поставок «Уралкалия» через БКК начала стремительно расти, c 40% в 2011 году до 52% в 2012 году. Александр Лукашенко в ответ отозвал у БКК монопольное право экспорта продукции «Беларуськалия». Это привело к разрыву отношений с «Уралкалием».

Белорусский президент практически сразу перевел конфликт в публичную плоскость. Он обвинил основного акционера «Уралкалия» Сулеймана Керимова и гендиректора компании Владислава Баумгертнера в попытке рейдерского захвата «Беларуськалия». Керимов был объявлен в международный розыск, а Баумгертнер — арестован в аэропорту Минска, после чего провел два месяцев в минском СИЗО.

Действия Баумгартнера Лукашенко охарактеризовал следующим образом: «Он приехал, сопляк, его приглашает премьер-министр. Он сел нога за ногу и заявляет: не будет этого, не будет этого. Вышел, плюнул на Дом правительства и в аэропорт смеясь. А там его... », — рассказал Лукашенко позже на пресс-конференции. Позднее арестованный был передан Москве, уголовное преследование в России против Баумгартнера прекратилось в 2016 г. за отсутствием состава преступления.

Конфликт «Беларуськалия» и «Уралкалия» стал одним из самых резонансных в отношения Минска и Москвы. Лукашенко вновь показал, что полностью контролирует ситуацию в белорусской экономике и готов идти на конфликт, отстаивая свои интересы. Что касается Сулеймана Керимова, то оппонент белорусского президента в 2013 году продал свою долю в «Уралкалии» (21,75% акций) Михаилу Прохорову.

Борьба за МАЗ

Проект объединения белорусского Минского автомобильного завода (МАЗ) с одним из крупных российских автопроизводителей обсуждается уже бльше десяти лет. В «нулевых» казалось, что больше всех шансов на поглощение МАЗа у Олега Дерипаски и его холдинга «Русские машины». Согласно одной из рассматривавшихся схем, должна была быть создана компания в составе МАЗа и завода «Урал», принадлежащего Дерипаске. Российский предприниматель должен был получить 35% объединенной компании, а белорусская сторона — 40% акций. Оставшиеся 25% акций предлагалась продать международным инвесторам.

Cхема с объединением МАЗа и «Урала» так и не была реализована. Вместо нее в 2012 году Россией и Белоруссией был согласован проект по созданию совместного предприятия «Росбелавто» на базе МАЗа и «КамАЗа». Минское предприятие предварительно должно было быть приватизировано.

Однако и в этом случае Александр Лукашенко сделку притормозил. В какой-то момент белорусский президент и вовсе высказался в том духе, что грузовики «МАЗ» лучше и ему непонятна сама идея объединения.

«Я говорю, ребята, давайте не будем торопиться, продавать, обменивать и прочее, тем более что мы с вами наелись уже на примере Уралкалия-Беларуськалия», — сказал глава Белоруссии в 2013 году. С тех пор ситуация не изменилась.

Нефтегазовый конфликт

Последний российско-белорусский конфликт, разгоревшийся летом 2016 года, начался с нежелания Белоруссии оплачивать поставки российского газа по завышенной, как полагает Минск, цене. На этой неделе ситуация была в целом урегулирована. «Россия рефинансирует долговые обязательства Беларуси в размере $750-800 млн», — сообщил во вторник первый заместитель премьер-министра Беларуси Василий Матюшевский.

Из-за девальвации российской и белорусской валют, цена на газ для Белоруссии, номинированная в долларах выросла за последние годы практически в два раза. С начала 2016 года Минск настаивает на привязке газовых цен к рублю. Отказываясь оплачивать газ по завышенной Минск к концу первого квартала 2017 года накопил тот самый долг о реструктуризации которого заявил Матюшевский. В ответ на неплатежи за газ Россия сократила поставки нефти в Белорусь и ввела ограничения на импорт сельзозпродукции производителями из соседней страны. Были предприняты и меры политического характера — ФСБ восстановила пограничный контроль на российско-белорусской границе.

Ключевые решения по урегулированию ситуации были приняты в понедельник в результате пятичасовых прямых переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко, состоявшихся в этот понедельник в Петербурге. Как потом сообщило российское Минэнерго, предполагается внести изменения в межправительственные документы, регулирующие взаимоотношения двух стран в этой области. После чего Беларусь берет на себя обязательства выплатить «Газпрому» долг в размере порядка $726 млн долларов США, а российская газовая корпорация в ответ предоставит понижающие скидки на поставки газа в следующем году.

«Конечно, плохо, что президентам приходится вмешиваться в те или иные проблемы не нашего уровня. Но что поделаешь — такова практика», — посетовал Лукашенко, рассказывая о результатах переговоров с Путиным. Конкретизировать содержание договоренностей в нефтегазовой сфере президенты не стали, указав, что все будет формализовано в течение десяти дней.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments