don_bass_99 (don_bass_99) wrote,
don_bass_99
don_bass_99

Шахтерские истории



О том, как демобилизованный подводник провел первый день на гидрошахте

Отслужив три года под водой, демобилизованный подводник устроился на гидрошахту ловить длинный рубль под землей. На первом наряде по причине коллективной пьянки по случаю дня получки, горнорабочих было раз два и обчелся. И поэтому новобранца отдали под начало бригадира такелажников. Хмурый после тяжелого похмелья бугор убеждал начальника, что разгрузить две «козы» с металлопрофилем он один сможет только за полсмены. Но взбодренный большими премиальными металлист вместе с учеником отправился в шахту.

Проехав на канатно-кресельной дороге и пройдя сбой, шахтерский тандем вышел на наклонный ствол. Точнее сказать, на берег наклонного ствола, Потому что, когда они выдавили заглушку на пульповоде, вода хлынула вниз в насосную станцию бурным горным потоком. Бывший подводник не предполагал, что под землей окунется в морскую стихию. Наставник же ловко, как обезьяна, схватился за верхняки и на руках перебрался на другой берег. Молодой рекрут неуклюже перебираясь по проторенному пути жалел, что не прихватил с флота спасательный жилет.
Проходя мимо насосной станции, резервист еще больше убедился в неразрывной связи земли и моря. Станция, как гибнущая подводная лодка наполовину была затоплена водой. Мотористы, как моряки, пытались запустить аварийный насос. Подземный боцман спокойно сказал: «Мы здесь часто тонем, но еще никто не утонул, да и сушилка под боком.» И указал на подстанцию, где на огромном ребристом трансформаторе, похожем на бегемота, лежал и грелся в мокрых трусах шахтер, а его роба сушилась на других мычащих бегемотах.
Всю оставшуюся дорогу начинающий специалист, спотыкаясь, пытался осмыслить увиденное. На рабочем месте, у заезда в проходческий забой ветеран обратил внимание на лицо бойскаута подземелья. Боец явно пытался совместить то, что он увидел и то, что он представлял о шахте. Но совместить несовместимое невозможно, о чем и свидетельствовала его физиономия.
Посоветовав комсомольцу спокойно стоять в сбойке, орденоносец дал сигнал лебедчику на пуск вагонов. Но покой приходит только во сне. Трос лопнул и «козы» с металлом с ужасным грохотом рванули вниз. Наткнувшись на барьер, встали на дыбы и, лягнув ящик с инертной пылью, сбросили с себя стальную поклажу. После чего их догнали вагонетки, и они со стальным ржанием и блеяньем, выбивая копытами искры из рельс, сорвали барьер и «орлами» полетели в углубку. А старый спелеолог спокойно стряхнул с себя пыль, и дал сигнал «стоп» лебедчику.
Речная терминология прочно входила в жизнь молодогвардейца. Металл предстояло грузить в гондолу, и с помощью лебедки груз доставлялся в забой. Пока грузили под завязку стальное судно, практикант думал, что его наставник хитер, когда убеждал начальника, что будет разгружать «козы» полсмены. Ведь здесь, оказывается, автоматическая разгрузка.
Чтобы груз не перевернулся по дороге, наехав на борт выработки, главный бурлак оставил морячка сопровождать баржу и, если что, сигнализировать об опасности. Правда по причине спешки забыл предупредить о находящейся впереди глубокой мульде.
Пионер шахтерских горизонтов не долго думая сел на нос корабля, и гондола поползла в сторону забоя.
Открывшийся впереди бескрайний водный горизонт по идее не должен был удивить бывшего морехода, но удивил. Баржа превратилась в подводную лодку, а сигнальщик – в перископ. Ведь на поверхности мульды виднелась только его голова, сигнализирующая: все нормально, идем на базу.



О том, как один хитрый слесарь проучил твердолобого проверяющего.

Закончив заочно горную академию, инженер по технике безопасности принялся применять свои знания на практике... Первым делом усовершенствовал инструмент проверяющего – приварил к гаечному ключу метровый вороток. Стал проверять затяжку болтов и гаек на металлокрепи и на электроаппаратуре. Подходя к забою, академик снимал с каски головной светильник и тихо подкрадывался к рабочему месту, в надежде застать работяг спящими. Ну, а если спящих не обнаруживал, то, подозвав бригадира, затягивал своим инструментом гайки на анкерной крепи и браковал работу.
Особенно любил ученый проверять работу слесарей, постоянно находя на аппаратуре не до конца закрученные болты на крышках. Так что слесари забыли слово премия.
На шахте работал один хитрый слесарь, он обслуживал автоматику. Многожильные кабели управления соединялись друг с другом посредством большой чугунной соединительной коробки, причем крышку держали шестнадцать болтов. От сырости контакты окислялись, и ему приходилось часто снимать и закрывать крышку. Чтобы облегчить себе работу, но при этом внешний вид оставить прежним, хитрец вышел на гора, срезал четырнадцать головок у болтов, приварил их изнутри, как будто они затянуты намертво. Открывать и закрывать коробку на двух болтах было легко и быстро. Но об этом знал он один.
Наконец светлая голова (у начальства белые каски) добралась и до этой соединительной коробки. Подозвав слесаря, чтобы сообщить, за что тот будет лишен премии, ученый муж попытался затянуть приваренный болт. Тот ни с места. Инженер не сдавался. Побагровев от напряжения, Геракл стал гнуть метровый вороток. Здесь крючки, на которых висела двухпудовая коробка, не выдержали, и чугуняка с радостью прихлопнула стопу силача.
Академик, глянув на свои ласты, взвыл так, что самому страшно стало. Забросив подальше ключ, он зашкандыбал на гора.
Эта хитрость слесаря так бы и осталась нераскрытой, но уходя в отпуск, избавитель забыл рассказать о секрете своему напарнику, и тот, промучившись с болтами, но так и не открыв ее, отрезал кабеля и поставил новую.



О том, как двум байдарочникам пригодились навыки гребли.


Два молодых спортсмена байдарочника, в надежде применить на практике свои профессиональные навыки, устроились на работу горнорабочими гидрошахты. Наставником к практикантам определили опытного старого горняка, который ко всему прочему в молодости командовал речной баржей.
Вооружив новобранцев лопатами, седовласый горняк повел молодежь по наклонному стволу грести лопатой черное золото.
А в это время проходчики, наученные горьким опытом частого затопления своего забоя из-за поломки старых насосов угольной пульпой, закончили установку запруды. На месте пересечения наклонного путевого ствола и выработки, ведущей в насосную камеру, установили метровую транспортерную ленту. Как оказалось, не зря. Пока проходчики добирались до забоя, от перегрузки срезало вал на высоковольтном электродвигателе. Прибывающая с очистных участков, работающих на гидросмыве угольная пульпа, стала заполнять камеру, грозя вот-вот затопить последний сверхмощный электродвигатель.
Чтобы избежать затопления, по приказу дежурного по шахте оповестив шахтеров, работающих в углубке, приступили к разбору сооруженной дамбы. Вода в этом месте уже подходила к полутора метрам.
В этот роковой час морское звено выходило из сбойки. Вода подошла вплотную к барьеру, на котором стоял состав из двух площадок с гондолой и вагонеткой с балластом. Гондола – это плоскодонное шестиметровое корыто, на котором доставляют материалы в забой.
Морской волк подтоплению не удивился и решил разыграть удивленных курсантов. Волевым голосом гаркнул: «Судно на воду!». Не успел он опомниться, как гондола покачивалась на волнах, а двое мореходов держали в руках весла. Флотоводец вступил на субмарину, и в этот миг запруда рухнула. Вода устремилась вниз, подхватив гондолу и гондольеров. Байдарочники среагировали мгновенно, и в полной уверенности, что это и есть шахтерский труд, заработали лопатами. А флибустьер, увидев в какую клоаку они несутся, стал перечислять всех родственников, имеющих отношение к флоту.
Проходчики, пережидающие в сбойке волну затопления, потеряли дар материться и долго не могли отойти от столбняка, когда мимо них пронеслась каноэ с лихими гребцами и словоохотливым капитаном. После этого случая адмирала списали на берег, а для байдарочников любая горная река стала легкой прогулкой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments