don_bass_99 (don_bass_99) wrote,
don_bass_99
don_bass_99

Categories:

Задание на весну 2020. Нефть

Нефтью могут заниматься только люди из железа. Мягкотелые не выживают.
Борис Акунин



Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко 7 марта 2020, проводя совещание по вопросам обеспечения белорусской нефтехимии сырьем, сообщил весьма позитивную новость: «Ко мне поступил ряд предложений по поставкам нефти и переработке в Беларуси. Сейчас таких предложений уже, слава богу, немало…» https://news.tut.by/economics/675458.html. Итак, можно ли считать, что титаническими усилиями белорусского президента нефтяная проблема для Беларуси уже решена и проблема легитимизации шестого президентского срока А. Лукашенко обеспечена?

День сурка нефтяника

Желание белорусского президента вырваться из западни нефтяной войны в столь судьбоносный для него год, вполне понятно, но с каждым днем для этого у него все меньше ресурсов. Потеря российской нефтяной дотации и возможности перекредитоваться у минфина РФ неуклонно подтачивают белорусскую экономику, что ставит под вопрос не просто успех в предвыборной кампании, а и сводит организованную при помощи белорусского ЦИКа и учителей средних школ победу в разоренной стране к статусу «пирровой».

На минувшей неделе А. Лукашенко сделал вторую попытку войти в весенний политический сезон на положительном тренде. Стоит напомнить, что 21 февраля белорусский президент, объявив: «Февральскую победу» над Россией, уже пытался решить задачу сломать негативные настроения, охватившие Беларусь из-за российско-белорусской нефтяной войны. Однако прошедшие после «звонка Путина» две недели не оставили сомнений в том, что белорусский президента вводил своих граждан в заблуждение. Москва не подтвердила готовность компенсировать белорусским НПЗ свой налоговый маневр в российской нефтедобыче, а цена на газ для Беларуси так и осталось на уровне 127 долларов США за тыс. куб. м. Напомним, что 21 февраля А. Лукашенко дал указание послу РБ в РФ В. Семашко добиться от «Газпрома» снижения цен на поставляемый в 2020 году в Беларусь российский природный газ.

7 марта А. Лукашенко в очередной раз «порадовал» Беларусь тем, что оказывается уже собраны предложения о поставке на белорусские НПЗ 6 (шести) млн. тонн нефти (!), что, естественно, выглядит очень одобряюще, если бы не один вопрос: по какой цене поставщики нефти собираются поставлять Беларуси эти миллионы тонн? С учетом того, что Россия продолжает предлагать нефть по цене -17% от мировой цены + премия (снижена на 2 доллара), то возникает устойчивое мнение, что вряд ли кто в мире предложит цену лучше российской.

В принципе, в интерпретации белорусского президента повторяется ситуация с декабрем 2019 г., когда РФ выразила готовность предоставить российским нефтяным кампаниям квоты на вывоз в РБ 24 млн. тонн нефти, но А. Лукашенко почему-то решил, что платить за эти миллионы тонн не нужно и в феврале текущего года шантажировал РФ обещанием перекрыть нефтепровод «Дружба».

Проблем с поставками нефти нет. Мировой рынок заполнен нефтью и там можно найти не 6 млн. тонн, а целые океаны нефти. Вопрос о ценах и наличии денег на закупку и транспортировку этой нефти.

Но в минувшую субботу А. Лукашенко все-таки вспомнил о деньгах: «Я хочу с вами согласовать некоторые вопросы. И посоветоваться, каким образом нам (стоит, не стоит покупать эту нефть) лучше поступить, что более экономически выгодно» (https://news.tut.by/economics/675458.html).

Странно, но неужели так трудно сравнить цены поставщиков? Неужели для этой простенькой арифметической операции необходимо собирать совещание в выходной день. Затем позировать перед видеокамерами, демонстрируя России с одной стороны, что Беларусь прекрасно обходится без российской нефти, а с другой -- обращая внимание белорусского населения, то есть уже почти электората, на то, что А. Лукашенко, буквально без сна и отдыха, отдает все силы для решения столь насущной проблемы.

Нефтяная основа формулы власти в Беларуси

Не является тайной, что белорусская нефтехимия является основным «валютным цехом» Республики Беларусь. Необходимо понять, что без экспорта нефтепродуктов, выработанных из радикально дешевой российской нефти, республику в среднесрочной перспективе ожидает дефолт. Более того, если в силу каких-либо причин российское руководство окончательно перекроет доступ на свой рынок белорусской контрабанды подсанкционных европейских продуктов, что, естественно, попутно закроет экспорт белорусской мясомолочной продукции, то дефолт республики будет обеспечен в ближайшей перспективе.

В принципе, нефть и молоко держат Беларусь на плаву. Но и первое и второе связано с Россией и судьба поставок молока и нефти решается не в Минске, а в Москве. А. Лукашенко ничего с этим поделать не может. Поэтому ему ничего не остается, как время от времени организовывать очередной телевизионный спектакль и вводить в заблуждение политический класс и народ Беларуси.

На самом деле

Считается, что в марте белорусские НПЗ получат около миллиона тонн сырья. Нефть поступит от структур М. Гуцериева, которые, выполняя в январе-феврале убыточные поставки на белорусские НПЗ, уже испытывают серьезные финансовые проблемы, а также от неких пяти российских «малолитражных» нефтекомпаний.

Нефть должна прийти также из Одессы по простаивающему восьмой год нефтепроводу «Одесса-Броды», чтобы перекачать в направлении Мозыря уже азербайджанскую нефть. Но данный нефтепровод, который неоднократно в своей непростой судьбе работал по реверсу, предварительно необходимо заполнить технологической нефтью, которая тоже стоит немалую сумму денег.

Вторая проблема в том, что нефтепровод из Одессы, подключаясь в Львовской области к нефтепроводу «Дружба», не доходит до территории Беларуси. В свою очередь нефтепровод «Дружба», несмотря на неоднократные заявления А. Лукашенко и даже отдельных компетентных представителей Польши, до настоящего времени транспортирует нефть с востока на запад, а не наоборот. Так что азербайджанскую нефть придется перевозить по железной дороге.

Более того, российскую нефть, которую должны завести в Клайпеду два давно ожидаемых танкера (первый пришел), тоже придется везти по железной дороге. С одной стороны, это приведет к значительному удорожанию доставки нефти на белорусские НПЗ, а с другой стороны, вызывает сомнение возможность Новополоцка и Мозыря разгрузить не менее 700 тыс. тонн нефти, прибывающей по железной дороге (остальные 300 тыс. тонн должны быть перекачены нефтепроводом «Дружба»). Итак, логистика на март остается проблематичной технически (1) и дорогой (2).

Кроме того, придется вернуться к ценовому фактору. За исключением планируемых 500 тыс. тонн от М. Гуцериева, остальные 500 тыс. тонн от заявленного 1 миллиона, будут куплены по мировой цене. Нефтепродукты, выработанные из такой нефти, могут быть конкурентными на мировых рынках только при условии очень высокого уровня выработки светлых нефтепродуктов на белорусских НПЗ. Но в нашем случае, учитывая, что от белорусской нефтехимии зависит не только выживаемость белорусской экономики, но удовлетворение почти космических аппетитов «семьи» А. Лукашенко и целой «грозди» белорусских олигархов, эффективность белорусских НПЗ должна быть запредельной. Заводы технически не смогут быть столь фантастически рентабельными, чтобы удовлетворить всех «голодных». Но белорусские НПЗ все еще находятся в стадии бесконечной модернизации (больше 30 лет), что давно вызывает сомнения. К этой очень темной теме еще придется вернуться.

Иными словами, в создавшихся условиях Беларуси нет смысла закупать столь значительные объемы нефти по мировой цене, а необходимо ограничиться поставками М. Гуцериева, что позволяет закрыть потребности внутреннего рынка, но одновременно придется забыть об выгодных (как говорит А. Лукашенко, «премиальных») европейских и украинских рынках (3). Понятно, что один из заводов придется закрыть. Следом придется «закрыть» белорусскую экономику.

Никакой альтернативы российской нефти для белорусской нефтехимии в природе не существует и не только по причине цены, которая еще три года будет ниже мировой, но и по причине логистики. Обычно НПЗ строят или рядом с портами или непосредственно в точках максимального спроса нефтепродуктов, связав их с месторождениями ветками нефтепроводов. Белорусские НПЗ, к которым протянуты нефтепроводы с российских нефтяных месторождений, были построены в советское время в основном для обеспечения нужд Белорусского военного округа и групп войск, размещенных в Польше и ГДР. Заводы могут быть рентабельны только при поставке на них радикально дешевой нефти. В противном случае они являются «камнем на шее» белорусского бюджета.

Что делать? Искать максимально дешевую нефть.

Дубай

Источники сообщают о многочисленных контактах представителей белорусского государства и бизнеса с нефтяными кругами целого ряда нефтедобывающих стран. Эти встречи идут третий месяц, но до настоящего времени никто, включая «братский» Казахстан, не захотели пойти навстречу Минску и поддержать белорусскую иждивенческую экономическую модель за свой счет.

На фоне этих поисков обратил на себя внимание визит в начале марта текущего года в Дубай целой группы белорусских чиновников во главе с Виктором Лукашенко и представителей бизнес-кругов, в той или иной степени связанных с белорусской нефтехимией.

Судя по всему, поездка, учитывая, что на обратном пути самолет (новая покупка в авиапарк белорусского президента) совершил посадку в Киеве, где и задержался почти на сутки, должна была завершить отработку совершенно нового маршрута поставки нефти в Беларусь. Понятно, что поставляемая нефть должна быть соразмерна по ценовым и техническим показателям с российской, т.е. фактически заменить её. Сейчас в Евразии есть только одна нефть, способная оказаться альтернативой российской – это нефть Ирана.

Тегеран, находясь под тяжелыми санкциями, готов торговать своей нефтью с очень солидным дисконтом от мировой цены. Это очень соблазнительно и понять желания Минска не трудно. Но при этом нет сомнений, что, если Минск решился на формирование «нефтяного маршрута» с иранских месторождений, то он вступает на крайне опасный путь. США перехватывают любые танкеры, если возникает подозрение, что они везут иранскую нефть. С этими проблемами уже столкнулись китайские, индийские и иные традиционные потребители иранской нефти.

Понятно, что если белорусские заинтересованные круги готовятся к приему иранской нефти на терминал порта Южный (Одесса), то они должны быть готовы столкнуться с очень острой реакцией со стороны Вашингтона, которая может вырасти до настоящего кризиса. Причем в этом случае Минск вряд ли дождется поддержки со стороны России. В данном случае белорусское руководство действует на свой страх и риск и не координирует свои авантюры с Москвой.

Есть и иной вариант – соглашение Минска с Вашингтоном по вопросу получения нефти из Ирана. Но в начале февраля текущего года госсекретарь США М. Помпео предлагал А. Лукашенко собственную американскую нефть, но, естественно, по мировой цене. Так что для США иранская нефть в Европе является конкурентной и Минску ждать понимания от Вашингтона в данном случае не приходится.

Что же делать?

Пока белорусское руководство уверено, что оно «прорвется». По традиции в «придворных кругах» собирается вся возможная и невозможная информация о «кризисе» в российской нефтедобыче. Отдельно формируются справки о том, что российская «нефтянка» несет «огромные убытки» из-за потери белорусского рынка. При этом вся информация о том, что запланированная для отправки нефть, прекрасно распродается на мировом рынке и отгружается с российских нефтяных терминалов -- игнорируется. Зато ажиотаж вызвала информация о том, что РФ вышла из сделки с ОПЕК.

Попутно, по белорусской традиции активно интерпретируется в пользу Беларуси любая информация о проблемах в российской внешней политике и на внутреннем политическом поле. В частности, в Минске буквально заворожено следили за развитием российско-турецкого противостояния в сирийской провинции Идлиб, рассчитывая, что эскалация приведет не только к реальному вооруженному конфликту РФ с одной из стран НАТО, но и резко поменяют международное позиционирование России, в рамках которого у Беларуси появится новые опции.

Однако визит президента Турции Тайипа Эрдогана 5-6 марта в Москву проблему между двумя странами не снял, но ввел её в переговорные рамки. Естественно, имеются и обратные оценки, утверждающие, что Россия проигрывает в Сирии, но, в конце концов, в Москву приехал президент Турции, а не наоборот.

Но наибольшие надежды в Минске сейчас возлагают на продолжающееся на мировом рынке быстрое падение цен на нефть. Не касаясь причин этого падения, следствием которого будет уже традиционное замораживание добычи сланцевой нефти в США, необходимо напомнить, что пока сохранялась солидная разница между мировой ценой на нефть и ценой нефти, получаемой белорусскими НПЗ из России, Минску был выгоден рост цен на нефть. В этом случае белорусская сторона извлекала выгоду не только из продажи дорожающих по цепочке нефтепродуктов, но и на простой перепродаже российской нефти.

Однако, когда сейчас Беларусь практически отказалась от импорта российской нефти по цене (-17%), Минск, за исключением нефти М. Гуцериева, покупает нефть по мировой цене и для него снижение цены на мировой рынке дает небольшую опцию – дело в том, что нефтепродукты, выработанные из дешевеющей нефти, обычно падают в цене с некоторой задержкой и из этого «торможения» при известной ловкости и оперативности можно извлечь определенный дивиденды.

Кроме того, снижение цен на нефть порождает в белорусском руководстве уверенность в том, что Москва обязательно уступит Минску и вернется к поставкам в РБ радикально дешевой нефти. А следом все пойдет по цепочке – шестой президентский срок, изменения в Конституции, о которых сейчас в Минске стараются не вспоминать и т.д. Иными словами, А. Лукашенко уверен, что он «выдержит» и в итоге обязательно вынудит Москву капитулировать. 21 февраля он уже пытался воплотить эти мечты в жизнь, но в Москве его не поняли, а скорее осмеяли, как сказочника.

Тем не менее, уверенность в том, что Москва не захочет терять Союзное государство на прошлой неделе выразил в весьма жесткой политической формуле министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей: «Давайте решим вопрос с нефтяными поставками, а потом уже будем дальше думать. Не работает сейчас рабочая группа, и смысла нет сейчас работать над этими дорожными картами, пока не будут решены эти [нефтяные] вопросы» (https://news.tut.by/economics/675250.html)

Стоит ответить, что Глава белорусского МИДа фактически поставил перед Москвой ультиматум: забудьте о Беларуси, пока не вернетесь к нефтяной дотации белорусской экономики и, попутно, режима А. Лукашенко. Понятно, что по украинской традиции, В. Макей считает, что Беларусь в любом случае не потеряет России. Однако Украина потеряла…

Чем ответит Москва? Чего сегодня добивается от Минска российское руководство? Какая будет реакция России на шестой президентский срок А. Лукашенко и как белорусский президент планирует добиться легитимизации своей очередной «пятилетки»? Будут ли перенесены президентские выборы в Беларуси на 21 или 28 июня? Все эти вопросы будут решаться в ближайшие 80 дней и требуют нашего анализа.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А. Суздальцев, Москва, 08.03.2020
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments