don_bass_99 (don_bass_99) wrote,
don_bass_99
don_bass_99

КАК СВИДОМИТЫ УГРОБИЛИ СВОЙ НЕФТЕХИМИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС

Если машиностроение и сельское хозяйство в Белоруссии можно назвать становыми хребтами экономики республики, то нефтехимическая отрасль — своего рода допинг, позволяющий накачивать мускулы валютой, получая дополнительные прибыли. Состояние данной отрасли экономики очень показательно и позволяет охарактеризовать подход руководства республики к управлению промышленным потенциалом страны. Именно на примере нефтехимии видна дотошность белорусских управленцев в вопросах сохранения и модернизации предприятий. Она же демонстрирует пропасть, разделяющую модели экономик Украины и Белоруссии.

Украинская нефтехимия: жертва на алтарь независимости


Стартовый потенциал на заре 90-х у двух республик был разным: Украине достались шесть нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) и один газоперерабатывающий завод с номинальной мощностью нефтепереработки 50 млн тонн/год, Беларусь получила два НПЗ с мощностями порядка 20 млн тонн/год. Однако распорядились наследием республики по-разному.

Украинские НПЗ были приватизированы и перешли в собственность олигархов. На первых порах нефтепереработка благодаря законодательным дырам, позволяющим руководству предприятий уклоняться от уплаты НДС и акцизов на нефтепродукты и сырую импортную нефть, была очень выгодным делом. По мере ликвидации законодательных дыр рентабельность производства снижалась, а вместе с ней и прибыли. Но это не подтолкнуло владельцев к осознанию необходимости модернизации предприятий. Напротив, из них было решено выжимать все соки.

Вместе с экономическим аспектом нефтепереработки возник политический: до 2005 года Украина на 90% зависела от поставок чёрного золота из Российской Федерации. Это ограничивало поле политического манёвра украинских элит. От зависимости избавились незамысловатым путём: сняли ограничения на импорт готового топлива. Во-первых, данный шаг позволил поддержать приближённых к Юлии Тимошенко олигархов. Во-вторых, действительно снизил зависимость от российской нефти. Все последующие руководители украинского кабмина импорт топлива не ограничивали, предпочитая получать контроль над фирмами-поставщиками.

Получается, что первым делом Украина «избавилась» от нефтяной зависимости, а следом уже занялась освобождением от газовой. В обоих случаях цена энергетической независимости — уничтожение остатков промышленности. Однако такая цена независимости правящий класс полностью устроила.

С 2005 года под напором импортного топлива начали стремительно падать объёмы переработки сырой нефти: в 2003–2004 годах предприятия перерабатывали 21 млн тонн нефти, а к 2009 году падающая нефтепереработка остановилась на отметке 11,5 млн тонн, чтобы обвалиться в 2012 году до 4,3 млн тонн. Окончание первого полугодия 2013 года ознаменовалось сокращением объёмов нефтепереработки ещё наполовину — до 1,5 млн тонн, абсолютного минимума за годы «независимости».

На первый план вышли фирмы-однодневки — объём импортного горючего составил к 2013 году 80%.

Первым конкуренции не выдержал Херсонский НПЗ, остановившийся в 2005 году. С тех пор собственник завода Игорь Еремеев неоднократно говорил о скором начале модернизации предприятия. Впрочем, украинские магнаты являются чемпионами в говорильном жанре, а потому предприятие до сих пор ждёт модернизации, оцениваемой сейчас в 0,85–1,1 млрд долларов.

За Херсонским НПЗ в 2010 году последовал Одесский НПЗ, ставший жертвой рейдерства «Украфты», подконтрольной Игорю Коломойскому, изгнавшей из Кременчугского НПЗ российскую «Татнефть». В результате этих манипуляций остановилась прокачка нефти в Одессу через подконтрольный Коломойскому трубопровод. Альтернативные маршруты оказались невыгодными, и предприятие простояло до сентября 2013 года. За это время сменился собственник: «Лукойл» продал завод украинскому олигарху Сергею Курченко, который имеет амбициозные планы по возрождению переработки на Одесском НПЗ.

Также остановлены Дрогобычский, Надворнянский и Лисичанский нефтеперерабатывающие заводы. Из шести НПЗ на Украине работают два. В следующем году возможен запуск Лисичанского завода, подконтрольного «Роснефти».

К слову, Дрогобычский НПЗ, будучи официально остановленным с 2012 года, умудряется полулегально производить спиртовое топливо.

Итого: бесконтрольная приватизация НПЗ, а также стремление украинских элит избавиться от нефтяной зависимости фактически убили отрасль. Министерство энергетики, возглавляемое Эдуардом Ставицким, этот факт не признаёт и разрабатывает планы по фантастической модернизации предприятий отрасли. Однако в них нет смысла, пока каждая из сменяющихся во власти элитных групп зарабатывает на импорте топлива.
Централизация предприятий и добыча нефти в Венесуэле: белорусский опыт

Совсем иначе осуществлялось управление нефтеперерабатывающей промышленностью в Белоруссии.

Нефтеперерабатывающие заводы (Мозырский и Новополоцкий) в начале 90-х были корпоратизированы и преобразованы в акционерные общества, контролируемые государством посредством концерна «Белнефтехим».

Вопрос энергетической независимости перед элитами Белоруссии не стоял, а потому предприятия не лишались доступа к российской нефти, поставляемой ныне в достаточных объёмах, чтобы полностью загрузить производственные мощности. Сами заводы непрерывно модернизируются, повышая глубину и объёмы переработки нефти. В планах у директоров предприятий довести глубину переработки нефти до 92%, для чего в Мозырский НПЗ будет инвестировано 1,4 млрд долларов, а в Новополоцкий — свыше 733 млн долларов.

Монополистом в торговле топливом является государственное ЗАО «Белорусская нефтяная компания».

Нефть и газ в республике на 1 тыс. скважинах, расположенных на 63 месторождениях, добывает компания «Белоруснефть».

С 2007 года в Венесуэле работает совместное венесуэльско-белорусское предприятие по нефтедобыче «Петролера БелоВенесолана» (доля предприятия «Белоруснефть» в СП составляет 40%). В разработке у СП — семь нефтяных и шесть газовых месторождений. Характерно, что задача предприятия ― не только максимизация прибыли, но и получение новых технологий для дальнейшего использования в Белоруссии, в частности, осваивание технологий добычи сланцевой нефти и газа.

В конце 2012 года в Эквадоре был открыт филиал «Белоруснефти». К сожалению, данный проект остановлен из-за технических разногласий по освоению иранского месторождения «Джофеир», из-за которого в 2011 году «Белоруснефть» подверглась санкциям со стороны США.

Выводы


Украина, несмотря на огромные нефтеперерабатывающие мощности, наличие ещё советских нефтепроводов и нефти собственной добычи, утратила нефтехимическую отрасль экономики. Уничтожать нефтехим начало государство, позволившее приватизировать предприятия и не настаивавшее на их дальнейшей модернизации. В угоду независимости от поставок российской нефти было принято решение практически полностью от неё отказаться. Альтернативы нет, потому отказ привёл к ускоренной деградации отрасли.

Модернизировать предприятия никто не будет. Все разговоры о планируемом техническом переоснащении представляют собой попытки повлиять на власть и добиться возврата льготных режимов работы и налогообложения поставок нефти. И тут интересы власти и олигархов входят в противоречие: власть неплохо зарабатывает, имея отношение к поставкам импортного топлива.

В связи с грядущим подписанием соглашения об ассоциации с ЕС и превращением украинского рынка в периферию Евросоюза, актуализируется проблема поставок топлива из ТС на Украину. Отсекать Союз от рынка Украины будут с помощью этанолизации топлива. Лоббистами этаноловых стандартов выступают местные олигархи и евробюрократы. С 1 января в бензин в обязательном порядке будет добавляться 5% этанола. Срок хранения данного топлива — месяц, а потому его поставки с территории Таможенного союза будут находиться под постоянной угрозой из-за управляемости украинских таможен. Также Украина становится зависимой от Евросоюза в поставках этанола, ведь своих мощностей по его производству хватит только на 1/6 топлива, а начавшееся «эффективными собственниками» строительство спиртовых заводов потерпело фиаско: ни одно новое предприятие так и не было запущено.

Нефтяная независимость Украины от России представляет собой самостоятельность ценой уничтожения собственных промышленных мощностей и полной зависимости от поставок импортного топлива. И этим Украина диаметрально противоположна Белоруссии.

Будущее белорусского нефтехима выглядит уверенно: новые технологии в добыче скважинной и сланцевой нефти, масштабные модернизации предприятий позволят сохранять рентабельность переработки даже в условиях дорогого сырья, сопутствующие производства позволяют рационально использовать перерабатываемую нефть, а сотрудничество с «Роснефтью» и вовсе открывает огромные перспективы по всему миру. НПЗ

Лизан_1 (1)

Лизан_1
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments